Официальный сайт
бизнесмена и общественного деятеля
Максима Ларина

Если мы живем в России, значит, должны уважать традиции, повышать и развивать культуру, раскрывать потенциал, работать на создание ценностно-ориентированного общества и людей в нем.
Максим Ларин

Сегодня мы поговорим об интересном тренде в бизнесе – поиск управленцев ориентированных, «заточенных», на результат. Иными словами мы поговорим про сотрудников на самоокупаемости. С высокой планкой мотивации. Насколько эта тема популярна и возможна. Что за соискатель такой творческий?

Предыстория такова: Максим Ларин, руководитель холдинга «Афанасий» обратился с призывом к кандидатам в директора, руководителям направлений представить свою стратегию развития бизнеса и стать партнерами в перспективных в холдинге направлениях.

34534534

— К кому адресован ваш призыв. Каков результат этого кадрового призыва?

— Предприниматели – это целевая аудитория, к которой я обратился. Самое главное в жизни, наверное, для предпринимателя – это зацепить возможность. И только тот, у кого есть задатки, у кого есть возможности, находит путь к быстрой самореализации. Ну, например, Билл Гейтс, у которого мама работала в компьютерной компании и заказала у него сразу и компьютеры, и все программы. Да и мне самому отец предоставил возможности. В общем, если есть возможности и таланты и задатки, то конечно, ты полетишь вверх. Если всего этого нет, то и результат совершенно другой. Поэтому, я и обратился к тем предпринимателям, которые чувствуют в себе такие способности, но по каким-то причинам не реализовались. Причин может быть несколько: не было денег, не было ресурсов, возможно, не очень удачная концепция. Но мы понимаем, 90-е рынок был пустой, и тогда можно было из ничего сделать бизнес – был бы только талант и задатки. Сейчас все изменилось. Рынок весь сжался, в том смысле, что все ниши уже заняты и найти себя очень сложно.

-Степень конкуренции повысилась?

— Да, конечно. И западные компании заняли активные позиции. Их уже больше половины на рынке – это уж точно. Просто они замаскированы под отечественные бренды.

Так вот, я обратился к этой аудитории. У меня есть возможность, у меня широкий бизнес и мне нужны партнеры. Я уже исчерпал ресурсы внутри компании. Всех, кого можно я уже вырастил и мне нужны предприниматели. А возможность я предоставляю. В процессе собеседований, из тех людей, кто обратился, в несколько этапов, я надеюсь закрыть те вакансии, что у нас есть. Это управляющей базой, управляющий рестораном, направление бутики, хотя, сейчас у нас хороший управляющий, но я хочу улучшить темпы и начать стартовать в нескольких городах. Учитывая, что мы планируем продавать франшизу, пока не продаем, но я уже начал отбирать людей, с которыми я буду работать, которым, мы можем предоставить наш формат бутиков.

Как растить предпринимателей?

— Все это очень интересно. Но, насколько своевременно для нашего региона, для нашей страны и региона?

 

— У меня нет статистики о том, как зависит предпринимательский уровень развития страны от «нарождаемости» предпринимателей. Конечно, среда имеет значение для их выращивания. Например, если мы возьмем Турцию. Идешь по улице и видишь рыбную лавку – за стеклом хозяин лавки и ребенок ему помогает. Дети приучаются работать и в будущем вынуждено становятся хозяином лавки. Т.е. с детства закрывается эта ниша. У нас такого нет и, может быть, по этой причине можно сказать, что мы уступаем.

Но я думаю, что предпринимателей достаточно много. Только мне кажется, что зачастую они используют свои качества в неэффективном направлении. Кто-то неофициально работает, при этом стоит на бирже труда и получает пособие, или еще какие-то ресурсы использует. Это тоже предпринимательский склад, только очень неэффективно примененный. Но, тем не менее – это характеристика человека, который пытается взять то, что можно взять.

— Да. Это очень хорошая характеристика человека нашего времени. Взять от системы и иметь место в этой системе. Но ведь количество юрлиц не растет в последнее время. Количество МСП тоже нет таких фактов, чтобы росли цифры. Это, соответственно, говорит о том, что время не самое лучшее.

— Конечно, рисковать, в то время когда людей напичкали кредитами, трудно. Особенно, если человек знает, что в какой-то определенный деть, 15 или 20 числа месяца он должен отдавать большие проценты. Он уже с такой ментальностью, что когда при приеме на работу, человека спрашивают: Что ты умеешь вообще и за какие деньги продаешь свои умения? Он на этот вопрос не отвечает. Он говорит, у меня ипотека одна, у меня кредит второй, третий, четвёртый, пятый и мне нужно 40 тысяч отдавать. Плюс у меня жена, ребенок и теща. Поэтому заплати мне 60 тысяч. Когда я спрашиваю, что получу на эти деньги, мне отвечают: «Я буду на работу ходить». При этом мне необходимо и на работе за человека платить: предоставить рабочее место, оплатить охрану, платить за свет и так далее. Мне нужен результат работы. «Я буду ходить на работу» — мне не нужно.

— Хорошо. Представим себе: вы лично обратились в соцсетях и сегодня тоже прозвучит обращение. Соответственно, человек может подготовить презентацию, прислать хорошее резюме, пройти отбор, но, при этом, сказать, что мотивация на результат – это долгий результат. Результат в развитии, насколько я понимаю. Т.е. у человека есть предпринимательская жилка, но есть обязательства, кредиты и прочее. Есть уровень, к которому он привык. Как быть?

— Мы ставим человека в очень комфортные условия. Для меня важно понять возможности человека. Это как в лесу – не видно перспективы. Приходят тысячи людей, но не видно перспектив. Кто-то заявляет: я работал там-то 9 месяцев, создал то-то и то-то. Но это не так. Что за 9 месяцев ничего невозможно создать, можно только адаптироваться.

При этом бывают люди скромные. Они не «пробивают» себя. Так вот, для меня важно понять – человек способен учиться или он способен свои знания реализовывать. Мне нужны и те и те. Потому что 90% людей не способны не учиться, не, тем более, что-то созидать. Т.е. если я нахожу человека, который способен учиться – это очень хорошо. Если я нахожу профессионала, который способен что-то созидать – это большая редкость.

Так вот, мы определяем таким образом: мы даем тестовое задание, за которое платим. В этом тестовом задании я пишу, какой результат я ожидаю. Я не говорю о том, какие процессы необходимо задействовать. Если он знает эти процессы, тогда результат гарантирован. Он говорим мне свой план работы, я его запускаю. Мы договариваемся, что за результат я заплачу такие-то деньги. Например, по базе мы договорились о максимальном сроке 2 недели. За эти две недели гарантированные 40 тыс., если он выполнит свой план. И тот человек, который побеждает, а их не так много, то они зарабатывают «гонорар успеха» — 70 тыс. рублей и я его беру на работу. Тем, кто не побеждает, мы предлагаем разные должности, на которые они способны, поскольку это уже отобранные и способные люди.

Тест на предпринимательство

— Примеры были бы очень хороши. Как определить степень таланта. Есть ли у вас психологи, которые определяют, на что может быть способен человек. Потому, что тесты – это вещь такая, не очень надежная, мне кажется.

— Надо сказать, что наш тест – это не заполнение «вопрос-ответ». Есть конкретное задание. А именно: приехать на нашу базу тайным покупателем за наши деньги. Оценить уровень сервиса. Оценить людей, которые оказывают этот сервис. Оценить мотивированность этих людей. Далее мы кандидата раскрываем. Объявляем, что это ревизор. И он, по плану, который ранее защитил, смотрит работу персонала: как прикреплены функции к персоналу, есть ли матрица функций, на что они замотивированы. Оцениваешь продажи – как поставлены продажи, какие каналы продаж используются, кто продает и т.д. И далее предоставляет аудит, где указывает на все ключевые моменты.

Например, слабое звено, например, в маркетинге – вы не работаете сейчас с современными методами продвижения. Ваше коммерческое предложение нацелено не на ту аудиторию. Я предлагаю такие-то решения, которые будут стоить столько-то, но они окупятся, потому что я ожидаю, что, например, целевой аудитории в Москве, мы сделаем уникальное предложение, которое есть только на вашей базе. Потому что вы построили комплекс, который точно можно оценить по 4 звездам,потому что у нас есть СПА и бассейн и все процедуры. Сюда могут приезжать пары. Здесь не только возможна рыбалка, но и водные виды спорта, а сейчас это все популярно и т.д. Приблизительно так мне кандидат все рассказывает. И я его беру на работу.

Вот в чем заключается тест. Но найти таких кандидатов очень сложно. Второй вариант, когда человек говорит, что все это я знаю в теории, но ничего никогда не применял. Мне не надо давать учебники, заставлять меня учиться. Я хочу применить свои знания. Мне надо только помогать, подсказывать. И этого я тоже возьму. Но на меньшие деньги. Но «гонорар успеха» у них будет одинаковый. Т.е. доля от прибыли будет одинаковой. Конечно, я больше потрачу усилия на того, кого я буду растить. Но, он потом будет лояльней.

— Я слышала, что в молодом бизнесе прибыли ждать долго. И для Европы нормально, что 5-8 лет сроки развития проекта.

 

— Сроки окупаемости. По нашей базе при заполняемости 35% срок окупаемости 8 лет. 3 года прошло, на третий год мы вышли на прибыль в прошлом году. Т.е. мы знаем, что и как делать. У нас неплохой управляющий, но он вошел в кризисный возраст. Это примерно возраст Христа. Когда идет переоценка: что ты сделал в этой жизни, хочешь ли ты делать то, что ты делаешь и все это тебя мучаешь. Думаешь, чем тебе заняться, начинаешь рисовать, петь, играть. И это происходит, пока ты не поставишь новые цели. Это кризис среднего возраста. Это может занимать до года. А бизнес этого не любит. Это не значит, что мы этого человека увольняем. Мы говорим, когда вернешься обратно – у нас есть еще одна база. И за это время мы вырастим нового управляющего и построим вторую базу.

— Это интересный подход. Не потерять ни одного талантливого человека. Сохранить талантливых людей вокруг себя. Сформировать команду – это очень интересный подход. Это надо внимательно относиться к людям. На это надо много времени. Когда вы все успеваете замечать у кого кризис среднего возраста?

— Это требует очень много нервов. Почему? Потому что талантливые люди, когда вырастают, уходят в Москву. Потому, что ставят себе заранее может быть, внутренние цели. Москва – это большой город, большие возможности, крупные компании. Очень много у меня учеников, которые уехали на директорские должности за большие деньги. К этому надо привыкнуть. Но мне всегда сложно. Это как ребенок, в которого вкладываешь много сил, а он в итоге говорит: «Ну вот, я уезжаю».

Бизнес – это нервы…

— Мы с вами как раз дошли до вопроса, что для вас бизнес? Это и нервы и силы, помимо времени – это такие невосполнимые ресурсы, как нервы. Хотелось бы, чтобы вы прояснили, чтобы люди, которые приходят работать к вам в компанию, понимали, что для вас бизнес. И второй вопрос – иметь дело с лидерами, с индивидуалистами – это же сложно. Как сделать из них команду. Ведь личные интересы всегда будут выше команды.

— Да, конечно. Это нормально. Если мы говорим личные интересы выше командных – да. Это так. Я же тоже не предприниматель. Я стал им. Но стал не из-за того, что я хотел. Я понял, что я не могу жить в среде, в которой живу, и мне придется ее создать. И я стал ее себе создавать. И бизнес для меня – это среда в которой я живу, это мир в котором я живу. Поэтому я стал окружать себя людьми определенными. Для меня бизнес – это не деньги. Для меня бизнес – это люди, с которыми мне комфортно работать. Работа, по сути, — это моя жизнь. Если я не сплю, я думаю о работе. Успех, который в результате работы получается, он вырабатывает во мне эндорфины и образуется счастье. Если я не получаю успеха, то это меня заводит и я начинаю еще больше «копать и бежать» для того, чтобы достичь цели. А деньги – это ресурс, который обеспечивает мне эту жизнь. Привыкнуть к тому, что люди -ресурс, я никак не могу. Сколько бы я себя не заставлял. Потому, что люди уходят, и я всегда печалюсь.

— И это понятно. Ведь мы сейчас говорим о принципе бизнеса Максима Ларина, который формирует свою бизнес – команду. Мелочей не бывает. Но, если говорить про молодежь. Я подготовила такой вопрос. Проводился опрос в школах, где выяснился топ популярных профессий. Выяснилось, что старшеклассники не разбираются что такое профессия и что такое статус. В опросах лидировала «профессия» депутат. Врач и юристы были в почете. О чем они думаю? Номер один – депутат. Значит, они хотят во власть. Хотят обеспеченности или какой-то крутой жизни сразу?

— Мы же знаем, кто ездит на курорты, у кого крутые машины и шикарная жизнь? Я помню, когда однажды выступал во Ржеве перед молодежью с Васильевым Владимиром Абдуалевичем. На юрфаке было 40 человек. Я спросил, кто из вас хочет стать юристом-цивилистом или адвокатом или работать на компании. Только один человек поднял руку. Я спросил, что хотят остальные. Мне сказали, мы хотим судьями, прокурорами, чиновниками. Потому что гарантия – «бабки». По сути, сейчас быть предпринимателем – это бросить себя на растерзание, разным инспекциям, контролирующим органам. Ну а зачем? Когда можно присосаться к бюджету… Поэтому найти предпринимателей – это очень сложно.

 

Что такое предпринимательский характер

 

— Мы подходим к очень сложному вопросу: предприниматель – это профессия? И не вырождается ли она в России?

— Вообще, предприниматели рождаются с характером. Это может быть, один или два процента. А кому из них предоставляется возможность – это совсем маленькое количество. Когда люди не получили удовольствие от успеха, например, что-то попробовал и не получилось, и пропадает вера в себя, и человек не хочет этим заниматься. Люди бояться этого поражения. Поэтому очень много людей приходят, которые очень далеки от предпринимателей. У нас 77 откликов на управляющего базой. Отобрали 50. А когда дали ТЗ на аудит, чтобы они составили себе план, сразу 29 отказались. По сути, сейчас 9 выполняют ТЗ. Скорее всего, останется человек 5, которым мы дадим возможность и деньги на это. Такая воронка получается. И не факт, что из тех кто будет проводить аудит мы договоримся.

— Вы говорите, что бизнесом вы живете, живете круглосуточно. Хотелось бы пояснить, понимаете, что людям, которые пришли, которым нужен куратор, жить в бизнесе полностью 24 часа они не хотят. Они хотят уйти с работы и оставить все за дверью. Уйти в семью, в хобби, уехать в отпуск. Написал письмо, что ухал в отпуск на 21 день, например. Первое – как вы это расцениваете? Есть ли шанс, у человека, который привык так жить, но если человек хороший и умеет зарабатывать, с вами договориться?

— Давайте разделим. Предприниматель и менеджер. Менеджер может очень много знать. И он реально – пришел на работу в 9, включил мозги, а в 5 ушел и их отключил. И занимается своими делами. Предприниматель не может отключить мозги. Он хочет их отключить, но не может. Потому, что он живет успехом. Его мозг, как на наркотик, «сел» на эндорфины от успеха. Он не может жить без этого. И эти люди самые успешные.

— Именно этих людей вы ищите?

— Я ищу людей, которые хотят успеха. Им очень сложно потому, что ему придется потом, когда допустим, он занимается с ребенком. Например, звонит телефон и ребенок говорит «папа, убери телефон». И ты должен осознать — либо ты в телефоне, либо с ребенком. И поэтому нужно заставить свой мозг отключиться, заняться ребенком, за это время мозг может отдохнуть. И может быть, ребенок потом натолкнет тебя на новые идеи.

Конечно, надо объяснять ребенку, что папа работает, и это вызывает уважение. Но самое главное — предприниматель должен научиться отключать мозг на время. Если он все время в состоянии газовой горелки работает, то он выгорает и не может ничего видеть новое. Нужна перезагрузка. Поэтому, у нас для моих управленцев, моих коллег, есть пожение о директорах. По которому, если ты уезжаешь, раз в квартал отдыхать, на неделю, то еще одна неделя тебе дается и полностью оплачивается путевка. Если ты ездишь, раз полгода, то тебе оплачивается лишь половина. Т.е. я их мотивирую на то, чтобы они отдыхали. Чтобы они создавали свою структуру, чтобы она могла работать без них. Надо ставить процессы.

— Это правильно, хотя человеку, может быть, это трудно принять. Как, когда его нет, все работает?

— Незаменимых людей не бывает.

— Люди подстраховываются. Они пытаются создать ситуацию, чтоб без них никакие вопросы не решались.

— В этом большая беда. Поэтому талантливых людей молодых очень тяжело найти. Потому что их среднее звено начинает «упрессовывать».

— Давайте, чтобы вдохновить соискателей, расскажем об истории успеха, которая случилась на вашем предприятии Афанасий.

— Самая классическая и самая яркая история. У нас, от Тверской области, несколько человек участвовали в президентской программе отбора менеджеров в кадровый резерв Президента. Мой ученик, Андрей Орлов вошел в полуфинал. Это большой успех. При этом, 10 лет он работал у меня в охране. На десятый год я ему сказал: Андрей, у тебя большие задатки, давай расти. Мы работали каждый год, на протяжении 7 лет, каждый год я ему говорил: ты теперь управление персоналом освоил, давай осваивай бухгалтерию. Бухгалтерию освоил, давай заниматься экономикой. Прошел еще год – давай теперь будем осваивать автоматизацию. А там 250 млн. денег осваивать. И так 7 лет. Поэтому пример – главное разглядеть человека.

— Он попал в кадровый резерв Президента, а у вас остался работать?

— Да, он сейчас работает директором «Афанасия» – производство рыбы, молока, мяса, сыра. Да, конечно, его уже несколько раз приглашали в госструктуры. Потому что все, с кем он участвовал в конкурсе, уже работают там. И я думаю, рано или поздно, ему тоже предложат пойти работать куда-нибудь к Путину. И я буду очень расстроен, но с другой стороны я буду горд.

— Вы рисуете такую картину, что заместители губернаторов, например, успешные менеджеры или управленцы. Но это же чиновники.

— Да. Это чиновники. Но у нас образ сложился такой, что чиновник – это нарицательное имя. Но в других странах, чиновник – это управленец государственным имуществом. И если у нас надо целую кучу бумаг написать или еще что-то, то например, в Турции, где я много живу, достаточно отправить заявку по любому поводу и настолько все организованно, что быстро все решается. Конечно, мы должны стремиться к этому. Если чиновников — людей которые ничего не делают, заменить на предпринимателей – это был бы высший истеблишмент. Но я не знаю, когда это случится.

— В завершении нашего интервью, давайте нарисуем портрет того предпринимателя, которого вы ищите. Есть какие-то базовые качества?

— Я могу еще один пример привести. Сейчас управляющая бутиками Алина Валенкова. Она работала у нас достаточно долго в продажах, в сервисной службе. Планировала объемы, собирала заказы. Ее разглядел подбор персонала. И я стал с ней работать. Она получила четверть собственности этих бутиков и сейчас, она вывела бутики на прибыль. Это случилось в первый раз.

— Сколько ей лет?

— Ну, тридцати еще нет. До кризиса среднего возраста еще есть время. Но самое главное – это характер: она плачет и бежит дальше. Осознала, что нет знаний — давай читать, проходить семинары и т.д. Она «расшибет себе голову», упадет, встанет, поплачет и бежит дальше. Любой другой человек, не предприниматель, сказал бы: платите мне 30 тысяч рублей и я буду делать все что вы мне скажете, но бежать и расшибать себе нервы все, думать об этом 24 часа в сутки не буду. Самое главное – это характер. Но, с такими характерами и мне сложно работать. Потому, что они упрямые и постигают все только через собственный опыт.

— Это очень интересный опыт. Было бы интересно знать, как продвигается ваш проект по подбору кандидатов. Как будут развиваться события? В завершении мне бы хотелось пожелать вам удачи и ждать новостей.

— Спасибо. Удача и Афанасий всегда вместе.

Источник:http://tidc.ru/kommentariy-dnya/maksim-larin-rukovoditel-holdinga-afanasij-ishhem-partnyorov-po-biznesu-predostavlyaem-bolshie-vozmozhnosti.html